Вольные каменщики

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вольные каменщики » Сельское хозяйство » Кризис ветеринарии


Кризис ветеринарии

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

333РОССИЙСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ДРУЖБЫ НАРОДОВ

АГРАРНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ

КАФЕДРА ВЕТЕРИНАРНОЙ ПАТОЛОГИИ

ДЖУПИНА Симон Иванович

КРИЗИС   ВЕТЕРИНАРИИ

Г.Москва,                                      2007

Более 30-40 лет ветеринарные врачи, работающие в животноводческих хозяйствах,  испытывают дефицит знаний о причинах факторных инфекционных болезней,  которые поражают большое число животных на современных животноводческих фермах. Соответственно, они не владеют способами профилактики этих болезней. 
Наука, призванная  решать  проблемы  профилактики массовых болезней животных, не устраняет этого дефицита знаний и не вооружает ветеринарных врачей методами профилактики факторных инфекционных болезней животных, адекватными  естественному течению их эпизоотического процесса и альтернативными специфической профилактике.
  Требования получать такие знания высказывались давно. Но научные сотрудники утверждали, что они эту проблему решают конструированием вакцин.      В настоящее время стало понятно, что с помощью вакцин нельзя обеспечить профилактику факторных инфекционных болезней животных (колибактериоз,  некробактериоз, пастереллёз, маститы, бруцеллёз, туберкулёз, лейкоз КРС и др.).
     
    Третьим направлением деятельности ветеринарных работников стали   крупные животноводческие хозяйства. Следует оговориться, что достаточное удовлетворение населения продуктами животноводства можно обеспечить только при успешном  функционировании  таких хозяйств.  По этому вопросу 21 мая 1996 года на конференции «Проблемы современных земельных отношений в России» американский исследователь Рэмсей Кларк отметил: «Крупные высокотехнологичные хозяйства лучше управляются, являются более эффективными, на них выше производительность труда….  Нищенское фермерство на маленьких участках – это тяжелая и часто жалкая, одинокая и социально обездоленная жизнь»  («Наш современник», №1, 2001, с.221). 
Высокопродуктивными могут быть только здоровые животные.  Постоянная поддержка хорошего состояния их здоровья является основной гарантией нормального функционирования крупных животноводческих хозяйств.  Для этих целей такие хозяйства содержат свою ветеринарную службу и финансируют её из своих средств. Соответственно, её можно определять как ведомственную ветеринарную службу.
Главной опасностью для таких хозяйств являются  массовые инфекционные болезни.  Следовательно, основной задачей ведомственной ветеринарной службы должна быть профилактика болезней всех категорий.
В настоящее время уже известно, что по природе и эффективности профилактики все инфекционные болезни делятся на две  большие  категории. Одна из них характеризуется тем, что возбудители инфекционных болезней проникают к животным извне  горизонтальным путём. При этом они вызывают тяжелую болезнь, но постоянно не живут в организме заболевших животных. Болезни этой категории определяют как классические.
Для защиты животных от болезней этой категории наука  вооружила  ветеринарных врачей хозяйств средствами специфической диагностики и профилактики. Вакцины и диагностические препараты разрабатывают на основе глубокого знания инфекционного процесса.  Если пусковой механизм этого процесса инфекционных болезней животных совпадает с таким механизмом эпизоотического процесса, то специфическая профилактика болезней всегда весьма эффективна. С помощью такой профилактики получили замечательные результаты по контролю над эпизоотическими процессами таких классических инфекционных болезней как сибирская язва, ящур, листериоз, бешенство и др.  Но в животноводческих хозяйствах их место заняли  болезни  другой категории, борьба с которыми с помощью вакцин  оказалась малоэффективной.
Болезни этой категории характеризуются тем, что их возбудители закономерно живут в организме здоровых животных - своих облигатных хозяев, и передаются очередным популяциям вертикальным путём. Пусковым механизмом эпизоотического процесса болезней этой категории является воздействие определённых естественных или хозяйственных факторов на условия жизнедеятельности популяции микробов в организме такого хозяина. А пусковым механизмом их инфекционного процесса  становится жизнедеятельность этих микроорганизмов в изменённых условиях.   Инфекционные болезни этой категории удобно определять как факторные.
     Ту группу этих  болезней,  пусковым механизмом эпизоотического процесса которых является воздействие хозяйственных факторов,  можно успешно предупреждать (профилактировать)  созданием таких условий внешней среды, которые отвечают потребностям организма животных.  Эпизоотическим процессам факторных инфекционных болезней этой группы  не свойственна эстафетная передача возбудителя инфекции.       Соответственно, профилактику болезней этой группы обеспечивают соблюдением специальных технологий содержания животных,  разработанных с учетом знаний   природы болезней, а не применением вакцин.   Для этого должны быть разработаны  критерии оценки  условий внешней среды, которые оптимально отвечают потребностям организма животных, и приборы, с помощью которых можно оценивать такие условия.  Все ветеринарные врачи, обслуживающие животноводческие хозяйства, должны  знать такие  условия и иметь приборы для их определения.  С  помощью  таких знаний они  будут предупреждать появление  факторов, которые являются пусковыми механизмами эпизоотических процессов факторных инфекционных болезней этой группы. К болезням этой группы относятся колибактериоз, пастереллёз, некробактериоз, сальмонеллёз, коронавирусная инфекция, ротавирусная инфекция и др.
       Пусковым механизмом эпизоотического процесса второй группы факторных  инфекционных болезней являются естественные изменения среды жизнедеятельности микробов в организме облигатного хозяина. Эпизоотическому процессу болезней этой группы свойственна эстафетная передача возбудителя инфекции. Их профилактику обеспечивают ранней диагностикой скрытых форм инфекционного процесса и удалением таких животных из стада, чему в значительной степени способствует провокация таких форм  этого процесса.  При   решении такой профилактики адекватно естественному течению эпизоотического процесса можно в короткие сроки обеспечить девастацию возбудителя факторной инфекционной болезни этой группы  на определённой территории. Примером может быть сап лошадей.  К болезням этой группы относятся бруцеллёз, туберкулёз, лейкоз, инфекционная анемия лошадей, алеутская болезнь норок, классическая и африканская чума свиней  и др.
Низкая эффективность специфической профилактики факторных инфекционных болезней животных обусловлена тем, что популяции возбудителей этих болезней закономерно живут в определенных органах или тканях своих облигатных хозяев. Безусловно, они генетически чужеродны по отношению к организму животного, который является основной средой их существования. В ходе совместной эволюции у таких животных – облигатных хозяев - сформировалась толерантность к жизнедеятельности популяций микроорганизмов в определенных органах или тканях, а эти микроорганизмы оказались в оптимальных условиях для своего существования.
Например, кишечная палочка в большом количестве в естественных условиях обитает в толстом отделе кишечника. Причиной колибактериоза или массовой желудочно-кишечной болезни новорожденных телят, поросят и ягнят она становится после  проникновения из толстого в тонкий отдел кишечника.  Такое проникновение в организме животного предупреждает Баугиниева заслонка, расположенная на границе этих отделов кишечника. Но в условиях современных животноводческих ферм проникновение энтеральной микрофлоры из толстого в тонкий отдел кишечника  легко реализуется через рот новорожденных из изобилующих такой микрофлорой канализационных лотков.  Устранение такого резервуара возбудителя инфекции надёжно предупреждает случаи заболевания животных.
Или второй пример. Пастереллы сероваров А и Д закономерно живут на слизистой оболочке верхних дыхательных путей молодых животных.  Причиной болезни они становятся в том случае, когда животных содержат в помещениях с повышенной влажностью, промозглым воздухом, на сыром холодном полу без сухой подстилки. В таких условиях в десятки раз возрастает теплообмен теплопроводностью, излучением и конвекцией, что оказывает решающее влияние на общее состояние животных, и изменяет условия для жизнедеятельности пастерелл на слизистой оболочке верхних дыхательных путей. Обеспечение животных сухой обильной несменяемой соломенной подстилкой  предупреждает случаи их заболевания  пастереллёзом и другими респираторными болезнями.

2

Если знания сущности инфекционного процесса позволяют конструировать    средства специфической диагностики и профилактики классических инфекционных болезней животных, что достаточно полно освоено  современной ветеринарной наукой, то знания сущности эпизоотического процесса позволяют профилактировать инфекционные болезни всех эпизоотологических категорий, и даже обеспечивать девастацию некоторых из них.
Другое дело, что знания сущности эпизоотического процесса выходят за пределы рамок, очерченных для себя современной традиционной ветеринарной наукой. Сообщество, представляющее эту науку, по существу, отказывается воспринимать  эти знания для решения актуальных проблем животноводства и ветеринарии.

Суть кризиса ветеринарии заключается в том, что ветеринарные врачи, обслуживающие животноводческие хозяйства, не владеют знаниями о причинах массовых факторных инфекционных болезней животных. Соответственно, они не могут предупреждать вспышки этих  болезней, уже многие годы, поддерживаемые в виде массовой заболеваемости.   Научно-исследовательские и учебные учреждения, призванные  решать  эти  проблемы, ограничивают свою деятельность сферой инфекционного процесса, работой, преимущественно, с микроорганизмами. Такая работа  бесперспективна и мало продуктивна для профилактики факторных инфекционных болезней животных.
Еще до перевода животноводства на промышленную основу среди исследователей  ветеринарных проблем укоренилась догма, что причиной вспышек и пусковым механизмом эпизоотических процессов всех массовых инфекционных болезней животных является  «занос возбудителя инфекции». Случаи тупиковых эпизоотических ситуаций и вспышки инфекционных болезней животных, эпизоотическим процессам которых не свойственна эстафетная передача возбудителя инфекции, оставляли без внимания  и не подвергали глубокому изучению. Изучение так называемой «условно-патогенной микрофлоры» с позиций только микробиологии не позволяло познать её истинное патогенетическое  и эпизоотологическое значение и использовать для  разработки адекватных мер профилактики.
Кризис ветеринарии породило то, что исследователи не поняли необходимости изучения особенностей и сущности классических и факторных инфекционных болезней животных. Осталось вне поля  исследований  различие природы пусковых механизмов и движущих сил эпизоотических процессов  факторных  инфекционных болезней от природы этих механизмов и движущих сил классических инфекционных болезней. 
Такая организация дел ветеринарного обеспечения  привела к тому, что из года в год  усугубляется тяжелое положение животноводства, как по показателям его состояния, так и по ветеринарно-санитарному  качеству производимых продуктов.  Многие  фермы в такой ситуации превратились в  лазареты. От животных, которых содержат в таких условиях, нельзя ожидать высокой продуктивности, даже если на 100% они обеспечены кормами и хорошо организованно лечение больных.
Кризис ветеринарии усилился, когда массовые болезни животных на фермах стали регистрировать повсеместно.  Не изучив природы эпизоотического процесса факторных инфекционных болезней, ветеринарная наука ограничилась рекомендациями лечить больных животных. Одновременно проводили  изыскание вакцинных препаратов,  по аналогии со средствами, применяемыми для профилактики классических инфекционных болезней животных.  Многолетние усилия научно-исследовательских учреждений в этом направлении оказались безрезультатными и малоэффективными.
Основной причиной кризиса ветеринарии стало то, что уже в средине прошлого века в недрах ветеринарной науки  начала формироваться тенденция отрыва от изучения своего основного объекта – причин появления больных животных на  фермах, в стадах, отарах и др. группах, и отрыва от проблем, беспокоящих практических ветеринарных врачей. Соответственно, ветеринарная наука не разрабатывала методов профилактики факторных инфекционных болезней животных на современных животноводческих фермах. Эта тенденция  в  последние 15 лет  укоренилась и стала основой деятельности этой науки. Её суть состоит в том, что ветеринарные  научно-исследовательские учреждения  ограничивают  свою деятельность изучением только микроорганизмов и модификацией их в вакцинные и диагностические препараты. Такая работа оправдывалась,  когда проводили изыскание препаратов для специфической профилактики классических инфекционных болезней животных.
Но применительно к массовым факторным инфекционным болезням животных, которые формируют современное неблагополучие животноводческих ферм, требуется другое направление исследований. Тревожно то, что головные ветеринарные научно - исследовательские  учреждения  не только не предпринимают  попыток определить такое направление,  но даже игнорируют перспективные предложения по этому вопросу. 
Основной причиной, способствующей развитию кризиса ветеринарии и  ограничению существующей ныне оценки знаний инфекционной патологии только биологическими аспектами микробиологии, вирусологии, эпизоотологии, микологии с микотоксикологией стало то, что у руководства ветеринарной наукой оказались представители этих узких специальностей. Они хорошо знали биологические аспекты своих предметов, но слабо ориентировались в проблемах ветеринарии на животноводческих фермах. Они и добились отражения  в специальности 16.00.03 только своих узких профессиональных интересов, а не интересов ветеринарии и обслуживаемого ею животноводства.     
   В то же время на Украине шесть авторов; В.П.Литвин, Л.В.Олейник, Л.Е.Корниенко, Б.М.Ярчук, О.Б.Домбровский и Л.М.Корниенко, в 2002 году  опубликовали книгу «Факторные болезни сельскохозяйственных животных» (на украинском языке), в библиографии которой значится 416 работ по этой проблеме. «Ветеринарный консультант» №13 за июль 2007 года приводит данные, из которых видно, что в этой стране уже развёрнуты экспедиционные исследования для изучения проблемы пастереллёза, как факторной инфекционной болезни,  и геморрагической септицемии,  как классической инфекционной болезни. Авторы учитывают знания теории эпизоотического процесса.  В Сибири по этой проблеме защищают диссертации.  13 сентября 2007 года Президент  В.В.Путин и Первый заместитель Председателя правительства Российской Федерации Д.Медведев посетили в Белгородской области животноводческое хозяйство, в котором успешно сохраняют здоровье  новорождённых телят, альтернативным методом профилактики массовых желудочно-кишечных болезней, выращивая их  в домиках на открытом воздухе. Успехи хозяйства показали по телевидению.      А головные  ветеринарные научно-исследовательские и учебные институты  остаются  на обочине от этих событий и продолжают не замечать нового, весьма актуального направления в науке.
Статья «Профилактике  болезней животных альтернативными методами - научное обеспечение» и рецензия  на неё, представлена  в приложениях 1 и 2.
Так происходит потому, что головные ветеринарные институты оторваны от жизни  животноводческих хозяйств.  Располагаясь  в Москве и других крупных городах, они формируют  задания научной деятельности всех ветеринарных научно-исследовательских учреждений, основанные на биологических аспектах инфекционного процесса. В таких заданиях привлечено внимание научной ветеринарной общественности к изучению молекулярно-биологических, генетических и иммуногенных свойств микроорганизмов,  и к вопросам биотехнологии с целью получения различных препаратов.
Например, головной организацией по инфекционной патологии животных является ВИЭВ. Сформулированное этим институтом задание научной деятельности всех исследовательских учреждений касается только биологических аспектов инфекционного процесса: «Научно обосновать и разработать новое поколение биологических препаратов для диагностики, терапии и профилактики наиболее распространенных бактериальных, вирусных, грибных и протозойных болезней животных с учетом современных достижений физико-химической биологии, биотехнологии и молекулярной иммунологии». Исполнителями этого задания являются 12 научно-исследовательских учреждений с участием 208 научных сотрудников, в том числе один академик, три член-корреспондента, 35 докторов и 112 кандидатов наук.
При этом  умалчивается, что за последние 15 – 20 лет разработки таких препаратов предыдущих поколений не оказали заметного влияния  на состояние  ветеринарии и развитие животноводства.
Сфера руководства современной ветеринарной наукой – это сфера славословия, сфера самовосхваления, поддерживаемая на уровне не ветеринарных проблем животноводства, а современных биологических аспектов лабораторных исследований.  Представители головной ветеринарной науки охотно дают советы по любому поводу. Но  не интересуются результатом их реализации.  Они охотно комментируют выводы из любой научной работы, но только так, как принято считать правильным в сфере их вращения, в сфере лабораторий, кафедр, или их  совместных заседаний. Они  не приемлют инакомыслия, не формулируют и не проверяют гипотез о причинах массовых  болезней  животных, не владеют силой воли для признания своих ошибок.

3

На собраниях Отделения ветеринарной медицины РАСХН довольно часто выступает академик Б.В.Уша и каждый раз приводит данные обо  все возрастающем уровне гибели сельскохозяйственных животных, по его мнению, от незаразных болезней. Складывается впечатление, что он гордится этими показателями, имеющими непосредственное отношение к деятельности курируемого  им направления в РАСХН. Такое мнение подтверждается тем, что он даже не упоминает о возможной профилактике болезней этой категории и не прикладывает усилий разобраться непосредственно в хозяйствах с причинами их появления и распространения.  А ведь говорит он о массовых факторных инфекционных болезнях.      Этот пример убедительно подтверждает полную оторванность  головной ветеринарной науки от  тех задач, для решения которых она создана. Такая оторванность и лежит в основе кризиса ветеринарии.
   В докладе по первому вопросу профессор А.Ф.Валихов, из Московского государственного университета прикладной биотехнологии, основное внимание уделил технологии  конструирования вакцины против лейкоза и объяснению причин  отрицательных результатов этой работы. Автору должно было быть известно, что такие результаты неизбежны, поскольку вирус лейкоза закономерно живёт в организме крупного рогатого скота. Не сказал он, сколько расходовано средств на эту экспериментальную работу. Не последовало вразумительного ответа и на просьбу сформулировать дефиницию вирусно-иммуно-генетической теории лейкоза. Такая просьба была не случайной. Будучи автором теории эпизоотического процесса, которая объясняет его и при лейкозе, и показывает, что современные мероприятия, направленные на борьбу с этой инфекцией не адекватны естественному течению эпизоотического процесса лейкоза, а приведение  мероприятий в соответствие может обеспечить даже девастацию возбудителя этой инфекции, хотелось развернуть творческую дискуссию по этому вопросу. При этом руководствовался указанием классика науки, утверждавшего, что «Теория производит тем большее впечатление, чем проще её предпосылки, чем разнообразнее предметы, которые она связывает, и чем шире область её применения».   Но, о какой дискуссии могла быть речь, если докладчик только украсил повестку дня названием теории, а её   дефиницию сформулировать не мог.  Не ответил Алексей Федорович и на вопрос, как изменения различных положений проводимых  мероприятий, направленных на борьбу с лейкозом, влияли на эпизоотическую ситуацию.
       С докладом по второму вопросу выступил академик РАЕН, заслуженный деятель науки РФ, профессор Г.А.Симонян. В теме, обещающей ознакомить слушателей с  современной ситуацией по лейкозу крупного рогатого скота, он, почему-то, основное внимание уделил опыту 35-40 летней давности оздоровления от лейкоза трех ферм совхоза «Коммунарка». Две фермы средней величины он оздоровил за 2,5 – 3 года, а крупный животноводческий комплекс за 4,5 – 5 лет.  Такой успех, безусловно, похвален, но, как оказалось, комплекс и ферма этого хозяйства продолжает оставаться неблагополучной по этой инфекционной болезни и на сегодняшний день. Сделав этот пример основой своего доклада,  автор не счел нужным хотя бы поинтересоваться, какова эпизоотическая ситуация в хозяйстве в настоящее время.  Не в этом ли спрятана загадка лейкоза, что, очистив стадо от положительно реагирующих, в нём остаётся много скрытых носителей возбудителя инфекции. Их принятыми реакциями не выявляют. Но через определённое время такие животные становятся больными.
             Современную эпизоотическую ситуацию  формируют бруцеллез, туберкулез, лейкоз, некробактериоз,  колибактериоз, пастереллез, чума свиней и ряд других факторных инфекционных болезней.  Возбудители этих болезней   закономерно живут в органах или тканях  клинически здоровых животных, которые при определенных обстоятельствах заболевают. Можно ли в такой ситуации рассчитывать на  высокую защитную  эффективность небольшой дозы несколько измененного этого же возбудителя?  Конечно, нет!  Но при действии каких-то факторов внешней среды эти же микроорганизмы  становятся причиной массовых болезней животных. Соответственно, причину болезни надо искать не путем изучения микроорганизмов в лабораторных условиях, а непосредственно на фермах, путем установления тех факторов, которые изменили условия жизнедеятельности этих микроорганизмов и стали причиной инфекционной болезни животных.  Поэтому и болезни названы факторными.

Почему классические инфекционные болезни животных  взяты под надёжный ветеринарный контроль, а факторные приняли  массовое распространение  на животноводческих фермах?
Как известно, в основе успеха контроля классических инфекционных болезней лежат работы Л.Пастера и Р.Коха. Еще в средине Х1Х века они доказали природу этих болезней и показали возможности защиты от них.  Практическая реализация этого открытия в России происходила в первой половине прошлого столетия. Результаты были великолепными. Удалось надёжно контролировать проявления эпизоотических процессов многих классических инфекционных болезней животных.
Но таким же методом не удаётся  предупреждать появления  и распространения факторных инфекционных болезней животных.  Достаточно напомнить, что для формирования колострального иммунитета у новорождённых телят против колибактериоза, всех коров  уже несколько десятилетий вакцинируют против этой инфекционной болезни. И все новорождённые за это время тяжело болеют этой факторной инфекционной болезнью.  Для профилактики заболевания животных и птиц пастереллёзом сконструировали более 10 вакцин. А болезнь как распространялась, так  и продолжает распространяться.  Вакцину из штамма 19  использовали для профилактики  бруцеллеза десятки  лет. Но эпизоотическая ситуация не улучшалась, а ухудшалась. Если в последние годы и отмечают снижение числа вспышек этой инфекции, то заслуга в этом не вакцин. Так же оценивается использование вакцин против всех факторных инфекционных болезней.
Факторные и классические инфекционные болезни  беспокоили владельцев животных очень давно. В ходе общения с животными люди изучали причины этих болезней и обобщали их в народной ветеринарии. С классическими болезнями эта ветеринария  справиться не могла по известным в настоящее время причинам. Но как в условиях крестьянских хозяйств профилактировать те болезни, которые  определяются как факторные,  владельцы животных знали давно и  хорошо.
Они знали, что животные не боятся холода, но боятся сырости. Соответственно организовывали стойла для них.  Они знали, что содержание животных на сухой соломенной подстилке благоприятно действует на организм животных и предупреждает их заболевания воспалением легких (пастереллезом), маститами (стрепто-стафилококкозами), вагинитом и другими болезнями. Соответственно обеспечивали животных такой подстилкой, внимательно следили за её состоянием не только днем, но и ночью (читай М.А.Шолохов «Поднятая целина»).  Они знали, что для предупреждения той болезни, которую в настоящее время определяют как эндометрит,  корова должна телиться в чистом и сухом помещении на обильной соломенной подстилке. И организовывали такие условия. Они знали, что для новорожденных надо создавать комфортные условия  содержания в сухих и чистых помещениях. Поэтому, не располагая такими  условиями, весьма часто размещали их в своем жилище.  Они знали, что чистый воздух в местах содержания животных благоприятно действует на их здоровье и предупреждает различные болезни.  Соответственно сооружали помещения для животных.   Все это составляло основы народной ветеринарии.
      Реализуя идеи Л.Пастера и Р.Коха по профилактике классических  инфекционных болезней животных, ветеринарные научно-исследовательские учреждения  вполне обоснованно отказались от методов и приёмов, предлагаемых для этих целей народной ветеринарией.  Одновременно с этим, они не стали изучать и совершенствовать, применительно к крупным животноводческим хозяйствам, те приёмы и методы, которые народная ветеринария успешно реализовала  для профилактики  болезней, определяемых  в настоящее время, как факторные.  Пользуясь философской терминологией, происшедшее можно характеризовать так: «вместе с грязной водой   выплеснули  и ребёнка».
          Уместно подтвердить сказанное несколькими характерными примерами из наших многочисленных наблюдений.   Колхоз им. Чапаева Барабинского района Новосибирской области  ежегодно выполнял план выращивания здоровых племенных бычков и телок черно-пёстрой остфризской породы. Телят  выращивали в примитивном  помещении, построенном колхозниками еще в 1929 году, но с соблюдением требований народной ветеринарии. За хорошие показатели в работе колхоз утвердили участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки 1950 года,  наградили грузовым автомобилем ГАЗ-АА и денежной премией. На полученные деньги построили новый телятник.  В нем  соорудили  глубокие канализационные лотки. С 1952 года в этом телятнике все новорожденные тяжело болели массовой желудочно-кишечной болезнью.  Различные комиссии и авторитетные исследователи  диагностировали эту болезнь как диспепсия, колибактериоз, витаминная и минеральная недостаточность, нарушение белкового обмена и др.   Только синтомицин, а в последующие годы биомицин, оказывали заметное лечебное действие.  Но из леченых телят племенные животные не получались, хотя условия содержания и кормления маточного стада не только не ухудшились, а даже заметно улучшились. Причиной этой болезни была энтеральная микрофлора из канализационных лотков, каких при традиционном содержании животных никогда не сооружали.   
Не менее показателен второй пример. Телятница Зверева из Ордынского района Новосибирской области за свою многолетнюю работу в примитивном помещении, построенном молодым колхозом еще в 1932 году,  приняла более 1000  новорожденных  телят и вырастила их без единого случая заболевания и гибели. За хорошие показатели в работе в шестидесятые годы её выдвинули кандидатом в депутаты Областного совета депутатов трудящихся. Председатель Облисполкома, её однофамилец, при знакомстве проявил негодование условиями, в которых получены такие хорошие результаты, и пообещал выделить средства для строительства нового типового телятника с родильным отделением. Свое слово Председатель сдержал.  Всего за  месяц работы в этом новом капитальном типовом телятнике все новорожденные телята, которых приняла Зверева,  тяжело заболели  желудочно-кишечной болезнью, а более 20% из них погибли.  Телятница попросила разрешения вернуться в старое помещение, но ей в этом отказали. Она вынуждена была оставить свою любимую работу.
Эти примеры убедительно показывают, к чему приводит неудовлетворение запросов организма животных в отношении  условий внешней среды, даже в  добротных животноводческих помещениях. Народная ветеринария это учитывала, а современная ветеринарная наука самоустранилась от решения этих проблем. По этой причине факторные инфекционные болезни животных в современных животноводческих хозяйствах приняли массовое распространение, а незнание их природы и мер профилактики придало  кризису ветеринарии  некую безысходность.

4

Руководители хозяйств и ветеринарные врачи  не учитывают, что отсутствие вентиляции в таких помещениях является причиной    снижения  продуктивности,  ухудшения качества животноводческой продукции и заболеваний животных. Они не знают и не учитывают, что  соломенная подстилка уравновешивает тепловой баланс между организмом животных и холодным сырым полом. Нарушение такого уравновешивания является основной причиной их заболевания   пастереллезом, маститом, эндометритом и др. Отказ от обеспечения животных соломенной подстилкой приводит к недопустимо высокой теплоотдаче  излучением, теплопроводностью и конвекцией  организма, размещенного на холодном, сыром  полу.
Навозные транспортёры в животноводческих помещениях соорудили для облегчения труда по уборке навоза. Труд работников животноводства, безусловно, надо облегчать. Но в настоящее время эти  транспортёры в таком виде, как они  функционируют в постоянно наполненных навозной жижей глубоких канализационных лотках, стали мощным постоянно действующим резервуаром энтеральной микрофлоры.   Этот резервуар в животноводческих помещениях постоянно выполняет функцию  пусковых механизмов эпизоотических процессов не только массовых желудочно-кишечных болезней новорожденных и маститов, но и  многих других вирусных и бактериальных факторных инфекционных болезней. К тому же, из-за этих транспортёров животных лишили соломенной подстилки.
Незнание того, что грубые корма являются обязательными для жвачных животных не только как питательные вещества, но и как стимуляторы работы желез внутренней секреции, расположенных в толще стенки тонкого отдела кишечника, породило молчаливое согласие ветеринарных врачей на замену этих кормов силосом и концентратами.  Силосно-концентратный тип кормления стал причиной  хронического серозно-катарального воспаления слизистой оболочки тонкого отдела кишечника большинства животных. Как следствие этой патологии, нарушился  минерально-витаминный обмен в организме животных, поскольку железы  внутренней секреции, расположенные в толще стенки тонкого отдела кишечника, не усваивают этих веществ из корма.  Клинически это просматривается  гипотонией, ослаблением жвачки, диареей, а в последующем абсцессами, фурункулезом, некробактериозом   и другими патологическими явлениями.
Сырость - бич животноводства. Она не только способствует снижению продуктивности животных, но и предрасполагает их к появлению и распространению массовых болезней. Факторы, порождающие сырость в животноводческих помещениях, надо устранять так же, как факторы, порождающие пожар.
По нашему мнению основная причина столь  неудовлетворительной  работы с животными, приведшая к упадку отрасли, состоит в том, что у сельскохозяйственных продуктивных животных нет профессионально квалифицированного хозяина, знающего их запросы и потребности. Руководители этой отрасли  преследуют единственную цель; любой ценой  получить продукцию. Делают это за счет преимущественно тенденциозного, не рационального, не сбалансированного кормления, зачастую, хотя и обеспечивающего  продуктивность, но вредящего состоянию здоровья животных. Руководители животноводства не понимают, что  удовлетворение условий, требуемых организмом животных от внешней среды, гарантирует  не только высокую продуктивность, но и сохраняет их здоровье.
     
Несколько раз приходилось слушать выступления ректора Московской ветеринарной академии академика Е.С.Воронина, в которых он обвинял Главного государственного санитарного врача РФ Г.Онищенка в якобы незаконном использовании на свои цели, средств, выделяемых для подготовки ветеринарных врачей, и призывал запугивать владельцев животных и власть имущих «страшилкой» инфекционной патологии. Таким путем он предлагал улучшать  финансовое и профессиональное положение ветеринарии. Но успех работы ветеринарных врачей  по поддержанию благополучия животноводческих хозяйств, а  заодно с этим, финансовое и профессиональное положение научно-исследовательских и учебных ветеринарных учреждений, обеспечивается не запугиванием, а полным объемом знаний  причин массовых болезней животных и способов их профилактики.

Почему ветеринарные научно-исследовательские и учебные институты не изучают факторных инфекционных болезней?
На наш взгляд причина здесь одна.        Руководство страны и владельцы животных давно поняли, что инфекционные болезни животных - это враги экономические, социальные и политические. Прилагались большие организационные усилия для обеспечения благополучия по этой патологии. Были открыты десятки  научно-исследовательских и учебных учреждений. В таких учреждениях за модель исследовательской деятельности приняли биологический аспект инфекционного процесса классических инфекционных болезней. 
Научные сотрудники и преподаватели в таких ветеринарных учреждениях весьма квалифицированные, хорошо подготовленные специалисты именно в таком  аспекте инфекционного  процесса классических болезней.   Большинство из них с отличием окончили институт.  Это стало основанием зачислить их в аспирантуру.  Они с успехом её закончили и защитили кандидатские, а потом и докторские диссертации. Темой их диссертаций в большинстве случаев были не актуальные ветеринарные проблемы животноводства, а камеральные, чисто биологические, внутри - лабораторные или кафедральные интересы. Критерием таких исследований была не польза для ветеринарии и животноводства, а несколько серий  успешных экспериментов в условиях лаборатории или экспериментальной базы.  Став у руководства отраслей ветеринарной науки, они продолжали в том же духе.
Ведущие позиции в таких научно-исследовательских учреждениях  заняли бактериологи, вирусологи,  иммунологи, биохимики и специалисты других направлений, изучающие проблему в условиях эксперимента, на уровне возбудителей болезней и единичных больных животных.  Как показало время, они даже не думали об обеспечении благополучия животноводства. Ими владело  либо стремление удовлетворить свое тщеславие - выделиться любым способом, либо меркантильный  интерес.
А ветеринарные проблемы животноводства оставались вне сферы их внимания. Соответственно, сотрудники научно-исследовательских ветеринарных учреждений не понимают этих современных проблем. И что самое страшное, они не хотят их понимать.  Ведь их работу оценивают не положением дел в животноводстве, а количеством разработок. Даже если эти разработки приносят вред животноводству, они все же учитываются как разработки и принимаются как положительный баланс деятельности научного сотрудника.
По мнению таких научных сотрудников, положение дел  с заболеваемостью животных  на современных животноводческих фермах зависит только от руководителей и ветеринарных врачей хозяйств. Сами же они непосредственно в хозяйствах не изучают причин появления и распространения массовых  болезней животных.  Поэтому   в ветеринарии   тормозится  научный прогресс. Как известно, такой прогресс стимулируется нарастанием сомнений в общепринятых истинах, которые можно  установить только при работе с больными животными, только при работе с неблагополучным стадом.
За последние десятилетия приходилось много писать и докладывать на собраниях ветеринарной научной общественности о противоречиях между наблюдаемыми в реальных условиях животноводческих хозяйств особенностями  вспышек факторных инфекционных болезней животных,  и  бытующим их  пониманием.  Убедиться в таких противоречиях очень легко, если провести эпизоотологическое обследование двух-трех вспышек определенных инфекционных болезней. Но бактериологи, вирусологи, иммунологи, биохимики  и специалисты других направлений, оседлавшие вершины руководства научной эпизоотологией, высокомерно и поверхностно реагировали на сведения о таких противоречиях,  ссылаясь на лабораторные исследования, свой административный авторитет и некоторые непроверяемые догмы, выдвинутые еще в начале ХХ столетия. Стали появляться в печати даже иронические замечания по предлагаемым положениям эпизоотологии. Чаще же ответом было глубокое презрительное молчание.
Такое отношение к проблеме и стало причиной того, что  ветеринарные научно-исследовательские  учреждения чрезмерно увлеклись камеральной работой  и, все  дальше и дальше удаляясь от животноводческих ферм, не занимались экспедиционными исследованиями, не изучали положение дел в животноводстве, особенно после его перевода на промышленную основу.
В то же время  эти научно-исследовательские ветеринарные учреждения продолжали выдавать сотни разработок, не оказывающих заметного влияния на состояние животноводства.      Современная их деятельность  заключается в том, что  сотрудники создают бессмысленный информационный шум  под названием «Отчеты о научно-исследовательской работе». В этих отчетах отражают свою деятельность, проведенную по планам, обильно насыщенным  красивыми и модными терминами, но не имеющими отношения к ветеринарно-санитарному и эпизоотическому состоянию животноводства. Такая деятельность дает возможность руководителям научно-исследовательских учреждений  создавать видимость функционирования институтов.
Таким образом, современная ветеринарная наука скатилась  на путь наукообразия, при котором подлежащие изучению естественные патологические и эпизоотические процессы подменили всесторонним лабораторным изучением возбудителей инфекций и искусственно воспроизводимых явлений в экспериментальных условиях.
Использование полученных  камеральными, лабораторными  методами знаний о факторных инфекционных болезнях не только не блокировало  естественного течения эпизоотического процесса  болезней этой категории, но во многих случаях даже способствовало  его поддержанию.  Такая наукообразная  деятельность официальной ветеринарной науки породила  массу мифов и догм о причинах факторных инфекционных болезней. Они искажали истинное эпизоотическое положение на животноводческих фермах,  были  основанием для подготовки ветеринарных специалистов с низким  уровнем знаний, не способных решать проблемы современного животноводства, что  тормозило  развитие этой отрасли народного хозяйства.
Уместно напомнить и о том, что, увлёкшись камеральными, лабораторными исследованиями возбудителей инфекционных болезней, ветеринарная наука оставила на уровне  мифов и  догм  такие вопросы как  пусковые механизмы инфекционного и эпизоотического процессов сибирской язвы, резервуары возбудителей чумы свиней и таких классических инфекционных болезней как листериоз, грипп птиц и ряда других.  На начальном этапе изучения этих проблем было оправдано выдвигать различные гипотезы  о  наличии определённых  источников и резервуаров возбудителей инфекции, путей, механизмов и факторов их передачи. Такой была гипотеза об оральном механизме заражения животных сибирской язвой, об источниках и резервуарах возбудителей некоторых других инфекционных болезней.  Без таких гипотез  не может быть прогресса эпизоотологических знаний. Но они  не должны оставаться догмой. Их надо проверять и перепроверять не в искусственных лабораторных условиях,  а непосредственно в местах вспышек инфекционных болезней.  И надо иметь силу воли  своевременно отказаться  от неподтверждённой гипотезы, даже если её в своё время предложил  незыблемый авторитет, и заменить  более реальной. Отказ от таких исследований  весьма неблагоприятно сказывается на эпизоотической ситуации, даже при наличии и широком использовании соответствующих  вакцин. 
Подтвердим это несколькими примерами. Что споры возбудителя сибирской язвы  десятки лет остаются жизнеспособными и болезнетворными в определенных типах почв, известно давно. Это обстоятельство стало основанием расценивать сибирскую язву, как болезнь  «почвенную». Поначалу оправданно было считать, что пусковым механизмом инфекционного процесса этой болезни  является недоказанная, слепо принятая на веру, как непреложная, не подлежащая сомнению истина -  заглатывание спор с кормом или водой. Однако, многочисленные эпизоотологические наблюдения и эксперименты по скармливанию спор сельскохозяйственным и лабораторным животным не подтвердили этого. Предполагаемое  оральное заражение животных сибирской язвой оказалось догмой. Соответственно надо было бы  разработать  методы, с помощью которых в естественных полевых условиях установить истинный пусковой механизм инфекционного процесса этой  особо опасной болезни.  К сожалению, ветеринарная наука таких исследований не проводит или не хочет проводить. А поскольку эта наука не владеет надёжными фактами,   подтверждающими тот или другой  пусковой механизм инфекционного процесса, и продолжает ссылаться на ложные, то она определяется как лженаука. Благо, что можно защищать животных от этой болезни вакциной,   а то, что расходуются средства на цементирование  предполагаемых захоронений сибиреязвенных трупов животных и создаются ненужные затруднения с проведением определенных земляных работ, научных сотрудников не интересует.
Не менее показателен пример с гриппом птиц.  Эту болезнь в условиях Западной Сибири довольно часто наблюдали в сёлах, прилежащих к большим охотничьим озёрам. Болезнь регистрировали в подворьях охотников и их соседей. Куры болели и погибали после поедания  внутренних органов  добытых охотниками диких перелетных уток.  Соответственно, надо изучать источники возбудителя инфекции  и пусковые механизмы инфекционного процесса. Только на базе таких знаний можно предложить меры контроля над проявлением эпизоотического процесса этой инфекционной болезни. Поскольку дикие утки представлены многочисленными видами, то надо  организовывать научные экспедиции и изучать, какие из них являются облигатными хозяевами соответствующих серологических вариантов вируса гриппа птиц.  Меры контроля должны складываться из официального учета всех вероятных мест прилёта диких уток, разъяснительной работы по утилизации отходов от таких трофейных  уток,  обеспечения таких населённых пунктов  оборудованием для утилизации этих отходов и вакцинации птицы в угрожаемых населенных пунктах перед началом охотничьего сезона. Но экспедиционных исследований современная ветеринарная наука не проводит, а приготовленные вакцины намерена рекомендовать использовать повсеместно, в том числе и в птицеводческих комплексах, надёжно защищенных от диких уток.
Таким положением пользуются конкуренты и недобросовестные политиканы  для того, чтобы не пустить российское птицеводство на международный рынок и затормозить его развитие.
Как  выйти из создавшегося кризисного состояния?

5

Если признавать наличие кризиса ветеринарии, то должна быть разработана и реализована программа  противокризисных мероприятий.  Как уже было отмечено,  кризис поразил, прежде всего, ветеринарию, занятую профилактикой болезней животных на крупных животноводческих фермах, или ведомственную ветеринарию.  А основой кризиса стало  отсутствие  у ветеринарных врачей необходимых знаний о причинах массовых факторных инфекционных болезней животных и способах их профилактики. Такие знания должны давать ветеринарные научно-исследовательские  учреждения.
Изучая инфекционный процесс классических болезней, исследователи получали такие знания и  рекомендовали ветеринарным врачам  подтверждать   диагноз  болезней лабораторными методами,  определять эффективность лечения больных различными препаратами и методами их применения, использовать вакцины для специфической защиты животных от инфекционных болезней этой эпизоотологической категории.
Эти, актуальные  для классических инфекционных болезней животных, знания  ветеринарная наука получала,  преимущественно, камеральными, лабораторными исследованиями.  Но решать проблемы факторных инфекционных болезней животных такими же исследованиями  оказалось не возможно.
В такой ситуации сотрудники научно-исследовательских институтов должны  проявить способность определять  приоритеты исследований для отрасли,  оценивать актуальность и первостепенную необходимость  изучаемой проблемы.  К сожалению, такая способность  у ветеринарной науки  пока не просматривается, а без неё будет очень сложно преодолеть кризис.
Давно  практика показала, что подтверждать диагноз факторных инфекционных болезней животных лабораторными методами исследования нет необходимости, а специфическая профилактика болезней этой эпизоотологической категории  не эффективна. Но научные сотрудники продолжали упорно нарабатывать все новые и новые  никому не нужные диагностические препараты  и вакцины. Они не понимают, что новые проблемы, порождённые развитием технологий содержания животных,  невозможно решать старыми методами. Понимание этого и должно составить основу противокризисных мероприятий в ветеринарии.
Приходится напомнить, что ветеринария не сводится к диагностике и лечению больных животных.  Соответственно, исследования не должны ограничиваться изучением патофизиологических, иммунобиологических, биохимических и других аспектов инфекционного процесса.       На фермах не должно быть больных животных.  И совершенно недопустима массовая заболеваемость, уже многие годы широко распространенная среди новорожденных.
Поэтому главное в работе ветеринарных врачей, обслуживающих животноводческие хозяйства  -  профилактика.  Её реализация должна предупреждать случаи вспышек как классических, так и факторных инфекционных болезней животных.  Этого можно достичь  только, если приступить к исследованиям эпизоотических процессов  актуальных для современной эпизоотической ситуации инфекционных болезней.
Проблемы эпизоотического процесса надо решать оригинальными методами и способами, адекватными естественному течению этого процесса.  Их разработка и подготовка определяет профессионализм исследователя. Но принципиально такие методы и способы  сводятся к научному наблюдению, обследованию, дискуссиям и экспериментальной проверке. Такой комплекс  методов применяют, преимущественно, при экспедиционных исследованиях.  А, так как сотрудники ветеринарных научно-исследовательских институтов не смогли оторваться от камеральных, лабораторных  исследований, и сами удалили себя от основного объекта научной деятельности, животноводческих ферм,  то такими методами они не владеют.  Потребность в таких исследованиях стала просматриваться после перевода  животноводческих ферм на промышленную основу, когда стало ясно, что разрабатываемые препараты, на основе знаний инфекционного процесса, не эффективны  для профилактики массовых факторных инфекционных болезней животных.
Научные сотрудники, не понимающие этого, теряют смысл творчества и становятся ремесленниками, готовыми с помощью усвоенных ими методов многократно повторять уже известные истины.   
К сожалению, эту особенность просмотрели руководители ветеринарной науки, и своевременно не направили исследователей на поиск причин массовых болезней животных в новых условиях.   
   
Бактериологи, вирусологи, иммунологи, биохимики и представители других отраслей науки, изучающие инфекционный процесс, встретили предложенную теорию эпизоотического процесса настороженно и даже враждебно. Такое их отношение объяснимо, так как специалисты этих направлений не знакомы с жизнью животноводческих хозяйств, а живут своими собственными интересами, бытующими в условиях лабораторий и кафедр.
Многолетние камеральные, лабораторные исследования не могли привести к  формулировке теории эпизоотического процесса.  Но такие исследования обогатили фактический материал о появлении и распространении инфекционных болезней животных, и конкретизировали аналитическую работу  эпизоотологов.  Теория эпизоотического процесса родилась на свет  не из глубины бактериологических, вирусологических,  серологических, биохимических и других лабораторных исследований, а из многолетних эпизоотологических наблюдений над естественным проявлением эпизоотических процессов многих инфекционных болезней животных различных эпизоотологических категорий, и обследований вспышек таких болезней.  Такие наблюдения и обследования проводили в различных  природных и хозяйственных условиях. 
Естественное проявление эпизоотического процесса инфекционных болезней всех категорий нельзя воспроизвести в  условиях искусственного лабораторного эксперимента. Кризис ветеринарии и заключается в том, что современное неблагополучие  животноводческих ферм по инфекционным болезням пытаются объяснять не теорией эпизоотического процесса, а успешным  результатом контроля только классических инфекционных болезней.
Подвергнуть теорию  проверке  на практике должны были профессионалы-эпизоотологи.  Но, так как их  в стране, практически, нет, то все вылилось в глубокое молчание.
Прежде всего, надо  убедиться, что теория сохраняет все то, что в предыдущих исследованиях подтверждено практикой. Она подтверждает, что весь комплекс исследований, обеспечивающий защиту животных от классических инфекционных болезней, объективен и весьма эффективен. С помощью вакцин успешно защищают животных от таких классических инфекционных болезней как сибирская язва, ящур, эмфизематозный карбункул, рожа свиней, бешенство и других. 
Во-вторых, надо убедиться, что  защита животных от факторных инфекционных болезней, как от классических с помощью вакцин, малоэффективна и даже не эффективна. Подтверждением может быть многолетняя вакцинация  животных против бруцеллеза, колибактериоза, пастереллеза и других факторных инфекционных болезней, не давшая желаемого предупредительного   эффекта.                 К тому же, борьба с такими факторными инфекционными болезнями как сап, инфекционная анемия лошадей, туберкулез, лейкоз и др. ведется вообще без использования вакцин.
Если с помощью вакцин удается успешно защищать животных от классических инфекционных болезней, то факторные инфекционные болезни,  эпизоотическим процессам которых не свойственна эстафетная передача возбудителя инфекции, легко профилактируются рациональными технологиями содержания   животных, при которых оптимально учитываются запросы организма  к условиям внешней среды.
А болезни этой категории, эпизоотическим процессам которых свойственна эстафетная передача возбудителя инфекции,  можно даже девастировать. Для болезней этой группы свойственна естественная жизнедеятельность возбудителей инфекции в организме облигатного хозяина и вертикальная его передача от родителей к потомству. Если научиться диагностировать скрытые формы такой инфекции, то девастация будет обеспечена. Ко времени появления теории такие подходы были неизвестны или не вполне понятны.
Целесообразно подчеркнуть, что выходу ветеринарии из кризиса в значительной степени будут способствовать открытые дискуссии, как форма научного исследования. Целью таких дискуссий должен быть поиск истины. Но, надо понять, что при их проведении  недопустимо сбиваться на полемику (от греческого – воинственный). Полемика, как правило, возбуждает гнев, включает обличения, преувеличивает одно и замалчивает другое. Она направлена на поиск  не истины, а уязвимых мест у противной стороны. Поэтому при полемике проявляется стремление нанести  противной стороне побольше чувствительных ударов.
Важная роль в преодолении кризиса ветеринарии принадлежит критике. Требуется критическое осмысливание положения дел в животноводстве и ветеринарии, общепринятых знаний,  используемых методов профилактики и лечения больных  животных, методов обеспечения благополучия животноводства от инфекционных болезней и роли ветеринарного врача в этом деле. К сожалению, средства массовой информации уходят от публикаций таких критических статей о положении дел в ветеринарии.  Такими действиями они не только не выполняют  возложенную на них функцию, но и  усугубляют кризисное положение  ветеринарии.  Чувствуя поддержку печати, ветеринарная наука не решает актуальных проблем ветеринарного обеспечения животноводческих ферм.  И  учебные заведения продолжают готовить специалистов, не способных решать эти проблемы в животноводческих хозяйствах.
Конечно, требуется критика дел в ветеринарии, в ветеринарной науке и животноводстве,  а не критика личностей. Для такой  критики давно просится на страницы ветеринарной прессы  эффективность метода  вакцинации коров за два месяца до отёла с целью формирования у новорождённых колострального иммунитета против колибактериоза.  Ведь такую вакцинацию проводят уже многие годы и все новорождённые за это время болеют этой факторной инфекционной болезнью. Не менее актуальна критика положений инструкции по борьбе с лейкозом крупного рогатого скота,  а не ветеринарных врачей, которые уже более 15 лет работают по этой инструкции.  При  ежегодном исследовании 11 – 15 миллионов животных они  выявляют 1,5 – 1,7 миллиона положительно реагирующих по РИД и 100 – 120 тыс. больных. За многие годы эпизоотическая ситуация по лейкозу крупного рогатого скота практически не меняется. Эти данные убедительно говорят о неадекватности проводимых мер естественному течению эпизоотического процесса. Современная реальность ветеринарии и животноводства даёт много других тем для такой профессиональной непредвзятой критики. Представленная, как пример критики в приложении 5 статья В.В.Макарова  «Учение» о механизме передачи инфекции», посвящена  познанию истины в сфере понятий и категорий эпизоотологии, а в приложении 6 – недопустимости умышленного присвоения авторства на чужое произведение науки. В приложениях 8, 9, и 10  представлены материалы, критически оценивающие подходы к пониманию теории эпизоотического процесса и факторных инфекционных болезней.
И последнее. В современной ветеринарной науке четко просматривается тенденция, направленная на все более и более глубокое «копание» в возбудителях инфекционных болезней.  Ими занимаются  практически все лаборатории не только в головных, но и во многих региональных ветеринарных научно-исследовательских институтах. Продолжается узкая  специализация ветеринарной науки. Уместно напомнить, что узкий специалист теряет общую перспективу, и слова Козьмы Пруткова, что он флюсу подобен. В месте с тем, по мнению Ганса Селье «всегда должна существовать потребность в ученых-интеграторах, натуралистах, стремящихся к исследованию достаточно обширных областей знаний».  В инфекционной патологии животных такими специалистами являются эпизоотологи. Имеются в виду не ветеринарные врачи-эпизоотологи в государственных  учреждениях, которые планируют и реализуют противоэпизоотические мероприятия, и не  научные сотрудники, причисляющие себя к эпизоотологам только потому, что несколько раз выезжали в хозяйства для взятия патологического материала и анализировали статистические данные о распространении инфекционных болезней животных.
Таким образом, реализация программы противокризисных мероприятий позволит вооружить ветеринарных специалистов  знаниями о факторных инфекционных болезнях животных,  методах их изучения и профилактики.   Ветеринарные врачи, вооруженные такими знаниями,  смогут эффективно профилактировать массовые инфекционные болезни всех эпизоотологических категорий, что окажет большое положительное влияние на развитие промышленного животноводства.   

С.Джупина. Заслуженный ветеринарный врач РФ,
доктор ветеринарных наук, профессор.     РУДН.

6


Вы здесь » Вольные каменщики » Сельское хозяйство » Кризис ветеринарии